Главная / Новости / Интервью Директора Института приграничного сотрудничества и интеграции Виктора Сапрыки изданию "Аргументы и факты"

Мероприятия

22 Декабря
2017
Научно-практическая конференция «Современные технологии государственного и муниципального управления»
15 Декабря
2017
15декабря состоится видеоконференция «Приграничное сотрудничество государств-участников СНГ»
Все мероприятия Государственная поддержка ННО

Облако тегов

Ваш браузер не поддерживает свойство canvas

Интервью Директора Института приграничного сотрудничества и интеграции Виктора Сапрыки изданию "Аргументы и факты"

Своим мнением о ситуации в Украине делится директор Института приграничного сотрудничества и интеграции Виктор Сапрыка. В беседе с корреспондентом «АиФ–Белгород» в начале февраля 2014 года он предсказал эскалацию конфликта в Украине.

Россия – друг или враг?

– Виктор Александрович, что изменилось за прошедшее время?

– Социально–политические процессы, которые происходят в Украине, отражаются на всём постсоветском пространстве. Мы видим гражданское противостояние в Молдавии, во­зобновление конфликта между Арменией и Азербайджаном, агрессивные ноты Балтийских стран в сторону России. Это происходит не линейно, но отголоски украинских событий влияют на привычную социально–политическую ситуацию и приводят к обострению международной обстановки.

Сейчас уже в общественном мнении России сложилось стойкое негативное отношение к событиям, которые происходят на Украине, но при этом складывается и негативное отношение к населению Украины. По последним данным ВЦИОМ, к Украине россияне относятся всё хуже и хуже. На мой взгляд, это очень показательно. Россияне могут как угодно относиться к украинской политической власти – политики приходят и уходят, но к населению, наверное, нужно относиться с большим пониманием и терпимостью. Ведь у большинства украинцев нет никаких источников информации, кроме официальных, а они на протяжении двух лет настаивают на том, что Россия – агрессор и напала на суверенную страну Украину за её европейский выбор. Такая постоянная пропаганда формирует стойкий образ врага, который так необходим киевской власти на фоне провальных реформ и невыполненных обещаний.

В ходе беседы мы просматриваем видеоролик с недавней записью общения депутата Харьковского городского совета с радикально настроенными активистами. Депутат объясняет толпе, что Россия и Украина должны быть вместе, толпа скандирует: «Гоньба!» И: «Чемодан, вокзал, Россия!» Толпа требует, чтобы депутат официально признал Россию агрессором, ругает «поганым сепаратистом». Этот депутат не признал на сессии городского совета Россию агрессором – в современной украинском политикуме это считается позором.

– Виктор Александрович, о чём свидетельствует это видео?

– Это видео показывает, что в Украине существует так называемая «партия войны» – это радикально настроенная часть общества, которая видит будущее Украины в постоянном конфликте. На фоне этого конфликта они могут самоутвердиться и получить политические баллы, а вот к конструктивному диалогу они не готовы. У нас в университете недавно прошла конференция Школы приграничного сотрудничества и международной интеграции, в которой объединилось уже восемь стран, и одной из основных тем обсуждения стала проблема сосуществования и понимания между народами. Люди на видео – это не все украинцы, это радикалы, которые осознанно или за деньги оказываются в центре новостных сводок.

Процессы обратимы?

– Но и в России есть свои пропагандисты – термин «киселёвщина» возник ведь не на пустом месте?

– Безусловно, существует и в России проблема объективного освещения событий, в частности и об Украине. Но я бы не стал говорить о пропаганде. Лучше поговорим о процессах, которые происходят сегодня в российском и украинском социуме. Идёт процесс разграничения восточно–православной, или, если хотите, евразийской, цивилизации, и одной из линий культурно–цивилизационного разлома стала Украина. Эта проблема очевидна всем, включая властные структуры нашей страны.

Мы смотрели видео, где радикальные элементы кидаются на депутата, призывающего выстраивать нормальные отношения с Россией. Многим россиянам кажется, что именно такие остервенелые «крикуны» доминируют в украинском обществе. Но это не так! В последнее время меняется риторика даже у антироссийских украинских политиков, а события 9 мая в Киеве, Харькове, Одессе и почти во всех крупных городах, когда украинцы вышли поддержать акцию «Бессмертный полк», продемонстрировали, что антироссийское настроение – больше не главный тренд украинского общества.

И сейчас стоит глобальный вопрос, на который должно дать ответ экспертное сообщество – он касается проблемы сохранения культурно–исторического ландшафта, сложившегося в приграничных областях Украины и России, а это уже имеет самое прямое отношение к Белгородской области. В приграничных российско–украинских регионах никогда не было военных или политических конфликтов, а сейчас мы имеем закрытую с одной стороны границу, причём в нарушение всех международных соглашений.

– Объясните, зачем нужен институт приграничного сотрудничества, если граница перекрыта?

– Но приграничное сотрудничество никуда не делось! Люди, живущие в приграничных районах, даже если власти перекрыли им возможность свободного пересечения границы, воспринимают ситуацию по–другому. Семейные и культурные связи, которые формировались столетиями, разорвать нереально.

В Европе после Второй мировой войны была разработана концепция приграничного сотрудничества, чтобы максимально снять барьеры между народами, которые воевали друг с другом. Это, в первую очередь, касалось Германии и Франции. И свою задачу приграничное сотрудничество в Европе выполнило. Но следует помнить, что всегда, в любой стране, имеются политики, которые готовы зарабатывать себе политический капитал на радикальной риторике.

Такое мы можем наблюдать сегодня на Украине. Но в целом ситуация там осталась неизменной. Запад Украины и Юго–восток традиционно голосуют совершенно по–разному. На Юго–востоке, как правило, побеждают депутаты, которые придерживаются мирной риторики по отношению к России. Сейчас на Юго–востоке Украины побеждает прагматичная точка зрения: с Россией экономически целесообразно сотрудничать. Это понимают и украинские бизнесмены. Просто нужно время для нормализации политической ситуации.

Медленный демонтаж

– Но ведь нельзя отрицать, что сейчас идёт жёсткий разрыв культурно–исторических связей России и Украины?

– Мы проводим большое количество мероприятий и проектов для того, чтобы сформулировать ответ на сложную повестку. Один из вопросов: «А давайте подумаем, что будет через 10 или 15 лет?» Без поиска новых инструментов конструктивного диалога разрыв будет только усиливаться. Самое ужасное, что в начале конфликтов в Украине линия разлома стала проходить уже по семьям, между старыми друзьями и коллегами. Но мы можем наблюдать, как меняется риторика: от резкого неприятия до осознания, что в Европе украинцев никто не ждёт, а выбор европейских ценностей – отнюдь не гарантия экономического процветания. Те, кто хотел, например, уехать из Харькова в Европу или Киев, уже уехали и чувствуют себя по месту нового жительства весьма комфортно, но все не могут туда переселиться. Кстати, процесс переселения идёт и в сторону России, и в Белгородской области мы видим не только переселенцев, но и бывших украинских бизнесменов. Они переносят свой бизнес в Россию, так как адекватно воспринимают – конкуренция в Европе намного жёстче, а прибыли почти нет.

– Вы поддерживаете связи с родственниками из Украины – какова там обстановка? Судя по нашим новостям, там террор и сплошное насилие?

– У меня есть родственники в Украине, и я поддерживаю с ними отношения. Ездить, конечно, стало сложнее, но пересекать границу ещё возможно. Да, необходимо помнить и о политических заключённых, и о случаях насилия, но говорить о терроре не стоит, так же как говорить о полном упадке экономики. А вот коммунальные платежи подкосили благосостояние многих украинцев. Плата за отопление квартир повысилась за последний месяц на 90%, а продукты намного подорожали.

Но время неизбежно расставляет всё по своим местам, и линия разлома, я надеюсь, не станет линией глобального разрыва. Задачей общественного сектора является выработка конструктивных решений. Люди должны оставаться людьми, в семье бывают ссоры, но братья всегда остаются братьями, даже если некоторые этого и не хотя